Мария Сокольская (m_sokolskaya) wrote,
Мария Сокольская
m_sokolskaya

Categories:

Интервью с Робином Мерфи

Робин Мёрфи (р. 1950) учился в Национальном колледже натуропатической медицины, где ему была присуждена ганемановская стипендия. Будучи студентом, он изучал гомеопатию под руководством д-ров Рави Сахни и Джона Бастира. В период с 1980 по 1984 руководил в том же колледже программой по гомеопатии, и преподавал в Университете Бастира. В 1993 году вышла в свет его книга "Гомеопатический медицинский реперторий", переизданный к настоящему времени в третий раз, а в 1996 году - книга "Материя медика Лотос", также трижды переиздававшаяся с исправлениями и дополнениями; последний раз была издана под названием "Материя медика природы". В настоящее время д-р Мерфи является руководителем Института здоровья Лотос — просветительской, издательской и исследовательской организации, все усилия которой направлены на поддержку и развитие клинической гомеопатии и медицины праны. Д-р Мерфи спонсирует проведение семинаров в разных странах мира. Им подготовлено и выпущено более восьмидесяти книг, статей и аудиозаписей на разные темы, начиная с исследований, посвященных Материи медике, реперториуму, "Органону", и кончая работам по древним описаниям биологических циклов, египетской медицине, алхимии трав и цигуну. Дополнительную информацию о докторе Мерфи и его сертифицированном курсе клинической гомеопатии вы можете получить, посетив сайт

Интервью Элейн Льюис.  Э.Л.: Я постоянно слышу от людей разные приятные вещи, типа "После ваших слов все стало гораздо понятнее" или "Как всегда, вы преподаете лучше других". И если что-то из этого правда, то лишь благодаря МОЕМУ учителю, доктору Робину Мерфи! 

Курс Робина Мерфи доступен для каждого!

Совершенно замечательная особенность Робина Мерфи, которую я так люблю, это удивительные результаты, достигнутые им после того, как он сделал весь свой курс доступным для обычных людей — после его лекций у слушателей не остается никаких вопросов! Ну, кое-кто из вас наверняка сейчас думает: "Разве не у каждого преподавателя курс доступен обычным людям?". Нет, нет и нет! Исключая материал, посвященный острым случаям, большинство преподавателей требуют, чтобы у вас были степени или сертификаты по определенным дисциплинам, чтобы вы записались на их курс или в школу, чтобы вы выложили им авансом несколько сотен или тысяч долларов, а если вас не устраивает этот курс или вы не можете по каким-либо причинам дослушать его до конца, то сможете вернуть себе часть вложенных денег, никак не все. Причем, если из всего курса какого-нибудь известного гомеопата вас интересуют только его лекции по Материи медике, то, увы, прослушать их вы сможете, только записавшись в его школу на весь курс! Если же медицина не является вашей профессией, то никто и никогда не станет обучать вас продвинутым методам гомеопатии, КРОМЕ РОБИНА МЕРФИ! Если кто-либо из ваших родных болен раком, и вам из всего курса Мерфи нужен только семинар по раку молочной железы, то вы сможете купить его, никоим образом не связывая себя дополнительными обязательствами. Если кто-либо из ваших родственников страдает психической болезнью, и вам из всего курса Мерфи нужен только семинар, посвященный психологическим проблемам, вы сможете купить его. Никто не спросит у вас, является ли медицина вашей профессией, или сколько лет вы учились в колледже, или сколько курсов по анатомии и физиологии у вас на счету...и сама я стала гомеопатом лишь благодаря этой "политике открытых дверей". Итак, Робин, почему именно вы? Почему вы — исключение из правил?   


Робин Мерфи: Ну, не знаю, не знаю... сразу и не ответишь на такой большой вопрос, но я занимался гомеопатией как любитель еще до того, как поступил в натуропатическую школу, и всегда считал, что гомеопатия, поскольку она так безопасна и естественна, должна быть доступна каждому! Поэтому я в течение всей моей многолетней практики всегда снабжал всех своих пациентов гомеопатическими аптечками, книгами, предоставлял им разнообразную информацию. Поэтому меня с моими пациентами связывало не только и не столько отношение "доктор-пациент", сколько отношение "учитель-ученик". Ты даешь им аптечку, и они начинают пользоваться ею, оказывают помощь своим детям, домашним животным и друзьям, а там уже, смотришь, у них возникает желание изучить гомеопатию, и я поощрял их в этом. Я и сейчас, как прежде, продолжаю считать, что гомеопатия, подобно воздуху и воде, должна быть доступна каждому, кто готов уделить время на то, чтобы изучить и освоить ее.

Как вы знаете, наш журнал называется "Гомеопатия для каждого", так что, думаю, наши взгляды здесь совпадают. Однако я заметила, что если лекции врачей-гомеопатов по острым случаям доступны широкой публике, то лекции по хроническим болезням закрыты для нее.



Странно, однако, делать тайну из своих лекций на эту тему в ситуации, когда для получения такой информации надо лишь пойти и купить нужные книги. То есть, я хочу сказать, что все эти книги — о раке и вообще о чем угодно — все они доступны. И разве лучше будет, по-вашему, если эти книги будут читаться без руководства и помощи со стороны специалиста? Давайте посмотрим правде в глаза: в мире столько людей, которые готовы на самые отчаянные шаги! Они пытаются отыскать альтернативу обычной медицине, в их городе или штате нет гомеопата, они могут полагаться только на самих себя... следует ли отсюда, что мы должны забыть обо всех этих людях?

Выходит, что так.

У меня иной взгляд на мир, и я не считаю, что знать гомеопатию достоин лишь некий "интеллектуальный класс". Безусловно, гомеопатия действительно увлекательная вещь для суперинтеллектуалов, но ведь гомеопатия это еще и медицина, которая идет от сердца, от чувств, это своего рода материнская интуиция... я нередко спрашиваю у какой-нибудь мамы: "А какое лекарство выбрали бы вы сами?".

Я именно так и делаю! Меня всегда радует, когда мой пациент имеет представление о гомеопатии, потому что я знаю, что исход данного случая будет гораздо лучше, чем, если бы он ничего о гомеопатии не знал. Но позвольте мне задать вам вопрос о лечении острых случаев, потому что, как я заметила, многие врачи испытывают трудности, имея дело с острыми случаями, так как они фактически никогда полностью не уверены относительно того, на что именно следует обращать внимание, а что можно оставить без внимания. И, конечно, некоторые гомеопаты стремятся назначать конституциональное средство во всех случаях!

Гомеопатия: конституциональная или практическая?

Да, действительно, конституциональной гомеопатии придают особое значение; я придерживаюсь прямо противоположной точки зрения. Для меня важнее клиническая гомеопатия, которая включает в себя экстренную гомеопатию, гомеопатию первой помощи, и острую гомеопатию... именно таким образом возможно обеспечить распространение гомеопатии на уровне обычных людей; Arnica, Arsenicum, Allium cepa — вот наши визитные карточки, наш способ дать о себе знать. До сих пор главное внимание уделялось подходу, сформулированному Кентом: отыскать одно-единственное лекарство, охватывающее всю его жизнь в целом, чтобы с его помощью вылечить всего человека; при таком подходе все сильно усложняется и интеллектуализируется; для меня же важно, чтобы каждый гомеопат в первую очередь досконально научился назначать лекарства в неотложный случаях, затем освоил бы лечение острых случаев и инфекционных болезней, после чего пусть занимается эпидемиями, миазмами, конституциональными и хроническими болезнями... все это гомеопатия, но, как и в любой науке, учение начинается с того, что открываешь входную дверь. Неотложная гомеопатическая помощь и умение воспользоваться аптечкой первой помощи — это и есть входная дверь.

И я знаю, что есть гомеопаты, кое-кто из моих друзей и знакомых, которые не лечат острые случаи, они не оказывают помощи в экстренных случаях; И вот, у ребенка ушная инфекция; но если бы вы в самом начале дали ему Chamomilla, у него сейчас не было бы хронической инфекции уха! У нас не должно быть никаких предрассудков, мы должны лечить все, что нам попадается. "О, у этого пациента рак, он может умереть, я не могу его лечить!". Нашей целью должно быть помогать людям, в какой бы ситуации они ни оказались. Экстренная ситуация, инфекция, эпидемия, хроническая болезнь, психологические проблемы... с чем бы они ни пришли к нам, мы должны воспользоваться нашими лекарствами, чтобы помочь им. Один из наших предрассудков — мысль о том, что мы должны все излечивать. Мы не гоняемся за излечениями, мы стремимся быть врачами, а врачевание предполагает и временное облегчение, и уменьшение боли и страдания, и оказание помощи умирающим, чтобы они ушли из жизни, лучше сознавая происходящее с ними, и так далее; поэтому, с моей точки зрения, гомеопатия должна быть более практической и более клинической.

Так что я считаю себя клиническим, а не конституциональным гомеопатом. Не всегда стоит углубляться в психологию. Если ко мне входит человек с больным коленом, я должен устранить проблему с коленом! Больное колено это утечка энергии, люди они не могут отправиться на работу, у них подавленное настроение, они не могут спать, и все это из-за колена. А я им должен назначить конституциональное лекарство, которое не имеет отношения к этим проблемам? Это пагубная гомеопатия идет от предрассудка, будто вы в каждом случае должны заниматься глубинной психологией.

Пусть каждый случай сам скажет нам, что следует делать, где тут боль и где страдание. Если боль и страдание сконцентрированы в большом пальце ноги, и развивается гангрена, то наше гомеопатическое лечение целиком и полностью должно быть нацелено на этот палец; при этом мы, разумеется, запишем все модальности, ощущения и психические симптомы, имеющие отношение к гангрене, но клинический гомеопат должен признать тот факт, что эта гангрена угрожает жизни больного, именно по этой причине он пришел к нам, а не для того, чтобы соответствовать гомеопатическим принципам лечащего врача. Если у пациента болезненное психологическое состояние, вы должны дать ему психологическое лекарство. Если он страдает синдромом хронической усталости, вы должны дать ему лекарство от хронической усталости.

Клиническая гомеопатия это, вообще говоря, наиболее классический из всех гомеопатических подходов, потому что в нем применяются все те методы, процедуры и методологические подходы, которые применялись в прошлом и которые доказали свою эффективность. Во многих новых школах гомеопатии обучение строится вокруг идей какого-либо одного преподавателя относительно способов работы с этими случаями; я же объединяюсь со всеми гомеопатами прошлого и в этом суть клинической гомеопатии, будь то Бёрнетт или Кларк, или Бёрике, или Кент, или Ганеман, или Геринг... неважно... мне интересно, как именно они практиковали? Как они лечили своих больных? И тогда мы располагаем богатым выбором методов лечения и подбора лекарств и не загоняем себя в рамки какой-либо одной школы.

В течение многих лет я читаю лекции о различных способах назначения гомеопатических лекарств, но гомеопаты по-прежнему считают, что в этом деле существует лишь один-единственный способ. Экстренная гомеопатия отличатся от острой, лечение миазмов имеет свои особенности, вы не должны ограничиваться каким-либо одним подходом, вы должны практиковать множество подходов. Имеется что-то около 15 различных способов лечения: таутопатический, изопатический... первое лекарство, назначенное Ганеманом в рамках гомеопатии, не было гомеопатическим лекарством. Хинная корка выступила в роли противоядия при отравлении хинной коркой! Она была таутопатическим лекарством. Таутопатия, таким образом, это один из крупных разделов гомеопатии, а я что-то не замечаю, чтобы ее где-либо преподавали. Отравление мышьяком? Вы даете мышьяк (Arsenicum), и такой подход работает вот уже два столетия. Если мне известно, что пациент отравился каким-либо лекарством, я даю ему это самое лекарство в потенцированном виде. Я только что вернулся с Гаити, где у меня бывало от 50 до 100 пациентов за день, и, скажу вам, конституциональная гомеопатия в подобных условиях бесполезна.

Совершенно.

У было меня всего пять минут на пациента! И мне заявляют: "Это негодная гомеопатия!". Нет уж, "негодная гомеопатия" — это не помогать этим людям! И что больше всего расстраивает меня, это то, что многие из этих новых учителей фактически начинают с нуля! Раньше, чем через сто лет не поймешь, насколько действительно эффективны их методы.

Робин отправляется на Гаити

Итак, Робин, вы побывали на Гаити? После землетрясения?

Да, я отправился туда с организацией "Гомеопаты без границ".

Вау, вы действительно заслуживаете всяческих похвал за это! Но, наверное, обстановка там действовала на вас гнетуще?

О, все было замечательно. Было очень жарко.

Страдания и нищета не вывели вас из равновесия, не лишили самообладания и сил?

Меня больше занимал вопрос "как я могу помочь?".

Какие болезни вы лечили там?

Уйму грибковых заболеваний, инфекции, диабет... большинство больных лечились раньше аллопатическими лекарствами, а теперь они не могли себе их позволить! Мы работали на парковочной площадке около больницы, а рядом была аптека, и никто из них не мог купить себе нужных лекарств, хотя те продавались с восьмидесятипроцентной скидкой. Так что гомеопатия оказалась там весьма кстати!

Но, Робин, если вы находитесь на месте землетрясения или какого-либо иного бедствия, и на вас приходится по сотне и более пациентов в день, и вы можете уделить каждому пациенту лишь несколько минут, то ведь вам надо назначить правильное лекарство с первого раза, ведь так? Это, по-видимому, создает жуткое напряжение.

Вы не обязаны быть совершенными!

В нас укоренилась идея, будто бы мы обязаны иметь совершенного пациента и совершенный метод его спасения. Если мы на пляже, и кто-то тонет, а мы озираемся вокруг, чтобы отыскать правильные приспособления для правильного спасения утопающего, то такая установка неверна; подумайте, сколько народу утонет, пока вы соображаете и планируете свои действия. Бросайте утопающему то, что у вас окажется под руками — палки, веревки... Сами бросьтесь в воду! Не существует одного-единственного способа спасения. Кое-кто из нас больше озабочен тем, чтобы все было сделано "правильно", чем тем, как помочь человеку! Я чувствую, что мы уклоняемся от лечения некоторых пациентов, ссылаясь на то, что ситуация далека от идеальной, да и пациент отнюдь не совершенство. По-моему, единственная ошибка, которую вы можете совершить, это не ПОПЫТАТЬСЯ помочь больному.

Какими видами микозов вам приходилось заниматься?

Я видел детей, полностью утративших волосы, женщин с микозом на ногах, там ведь тропический климат и высокая влажность.



Thuja отлично помогает в этих случаях, Bacillinum, Sepia… И, кроме того, есть разные укрепляющие средства. Врачебная карьера Ганемана началась ведь не с гомеопатии. Добрая половина его жизни в качестве медика прошла до открытия гомеопатии, и там скрываются подлинные сокровища. Как и откуда он добыл саму гомеопатию? Он извлек ее из древнего знания, а именно из греческой медицины, арабской медицины... в конечном же счете все восходит к древнему Египту. И Ганеман написал одну статью, которую я советовал бы всем гомеопатам поискать в Интернете; она включена в его "Малые труды", "Эскулап на весах", слышали про такую статью?

Да, потому что я прослушала ваш курс!

"Эскулап на весах"

А, вот как! Ну, хорошо же... итак, Асклепий (у римлян Эскулап. — прим. перев.) это греческий бог медицины. Первоначально, прежде чем стать гомеопатом, Ганеман утверждал, что медицина в ее высшей форме была создана греками и египтянами, за 2500 лет до эпохи самого Ганемана, и в этой статье он объясняет, почему это так: потому что Асклепий у них был в состоянии равновесия! У Асклепия было две дочери, Панацея и Гигея, и в этом разделении мне видится целостное отражение нынешнего состояния гомеопатии. Первая дочь Асклепия, Панацея, занималась одним-единственным делом — излечением болящих, поэтому она сидела себе и ждала, когда кто-нибудь заболеет, и она сможет излечить его. Но у Асклепия было еще одна дочь по имени Гигея, единственной целью которой было предупреждение болезни! Поэтому суть равновесия по Асклепию заключается в том, чтобы 50% нашей работы состояло в излечении болезни, а остальные 50% — в ее профилактике. Именно в профилактике гомеопатия наименее сильна — слишком мало усилий направлено на то, чтобы пропагандировать диету, физическую активность, определенную систему взглядов на жизнь, методы сохранения и поддержания здоровья и тому подобным вещам; гомеопатия для меня — это самая выдающаяся система естественной медицины, из всех ставших известными мне после того, как я 40 лет посвятил исследованию этого вопроса, но мало кому известно, что после того, как Ганеман отказался от медицинской практики, он стал последователем французского натуралиста Муссо, так что в течение двадцати с лишком лет Ганеман назначал больным общеукрепляющие средства, писал статьи о пользе уксуса, древесного угля, о применении бренди в качестве лекарства, о камфоре и прочих вещах такого рода, а также о диете, свежем воздухе и физических упражнениях; прежде чем стать гомеопатом, он пользовался различными домашними средствами. Поэтому после того, как мы с помощью гомеопатии привели человека в норму, нам следует поощрять его лучше питаться, заниматься физическими упражнениями, бывать почаще на свежем воздухе, лучше высыпаться, чтобы сохранить свое здоровье! Мы должны доводить излечение до конца. Только Гигея может сделать это и предотвратить новую болезнь.

Вы знакомы с моей статьей "Почему мы должны говорить о диете?". Теперь ее идея стала даже актуальней прежнего, потому что основным продуктом питания в нашей культуре является (подумать только!) Белая Мука!

А ведь большинству покупателей неведомо, что в белой муке имеется небольшая химическая добавка, называемая "аллоксан". Аллоксан это аллопатическое лекарство. Это лекарство дают в лабораториях мышам, чтобы искусственно вызвать у них диабет.

Да, я читала, что оно разрушает бета-клетки поджелудочной железы.

Ну, а я использую потенцированный аллоксан в качестве лекарства от диабета.

Насколько я понимаю, аллоксан применяют в настоящее время в качестве отбеливателя в производстве белой муки взамен доброкачественного реагента, который применялся с этой целью раньше; в результате белая мука теперь не просто вызывает запоры из-за полного отсутствия в ней волокон, а делает нечто гораздо худшее! Стоит принять это к сведению каждому из нас.

Антидотирование лекарственных слоев

Таким образом, гомеопаты должны обратить свое внимание на все эти пестициды и другие яды. Я в своих лекциях рассказываю о различных веществах, отравляющее окружающую среду, о лечении побочных эффектов химиотерапии и радиоактивного излучения, все это является простым антидотированием. Если вы включаете все это в свою практику, она полностью изменяется; вместо того, чтобы быть лишь гомеопатом психолого-психиатрического типа, вы получаете в свое распоряжение множество дополнительных инструментов оказывать помощь. Некоторым больным ничего, кроме антидота, и не нужно! Они утратили хорошее самочувствие после приема прозака. В этом случае вы даете им прозак 30С и он работает. Нам нет нужды всегда всматриваться в глубинную суть человека или же исследовать его фундаментальную патологию или коренной разрыв с реальностью; все это, конечно, замечательно звучит, но, по мне, лучше быть гомеопатом на передней линии фронта. Я никогда никому не отказываю в лечении — ни раковым больным, ни умирающим. Все уже поставили на них крест, а теперь от них еще и гомеопаты откажутся? К кому тогда они могут обратиться? Современная гомеопатия слишком узка по сравнению с тем, чем она была 100 лет тому назад.
 
Лечение острых случаев: да или нет?

Один широкоизвестный гомеопат сделал в своей последней книге поразительное заявление. Раньше, пишет он, я считал, что острые жалобы не имеют отношения к делу, а теперь понял, что как раз ЧЕРЕЗ острый симптом вы можете яснее всего распознать конституциональное лекарство! Сначала, когда я узнала про это, мне подумалось: о, какая ценная мысль! Но позже задумалась: что же, в таком случае, остается на долю острой гомеопатии? Не то чтобы кто-то действительно разбирался в том, как это следует делать, но теперь, по всей видимости, даже и нужды нет учиться этому, потому что теперь, если вы имеете дело с острым симптомом, то для вас самое время начать задавать вопросы, которые приведут вас к конституциональному лекарству!И какое лекарство приходит вам на ум. когда вы видите такое?

 


По-моему, если пациент приходит к вам с острой жалобой, рассуждать о конституции вообще нет смысла. Если к вам пришли с лихорадкой, простудой или ушной болью, то именно это и следует лечить! В прошлом каждый гомеопат так всегда и поступал. За всем этим кроется мысль, что мы должны игнорировать острый симптом, чтобы он не помешал действию нашего лекарства... но ведь это не "наше" лекарство, это лекарство нашего пациента, так что если острый случай возник, когда наш пациент проходит конституциональное лечение, вы лечите острое состояние; в противном случае мы имеем полное отсутствие сострадания со стороны врача.

Лечение острых симптомов и состояний это первое, с чего я начинаю обучение гомеопатии в семьях и среди непрофессионалов. И вот почему: обычно я усваиваю урок с одного раза: Ко мне пришла девочка 12 лет, страдающая хронической инфекцией мочевого пузыря. Я дал ей Staphysagria. Несколько дней все шло хорошо, а потом началось острое воспаление мочевого пузыря. Родители звонят, они просто с ума сходят от тревоги! Я им говорю, что это хороший знак, я ведь хороший гомеопат, все пройдет, все это ей только на пользу... И этой же ночью мне приснился сон, как будто бы меня отовсюду гонят, упрекая: "Как вы можете допускать, чтобы ваш больной...". То есть, ребенок ужасно страдает, он весь в огне, а я с моими убеждениями и принципами не беру себе этого в голову, отмахиваюсь от мыслей о ее страданиях, потому что убежден, что это поможет ей. Очень похоже на аллопатию с побочными эффектами, да? Я выдержал день, потом еще день, а на третий день проснулся и сказал сам себе: хватит, больше не могу! Она все еще страдает! Это была самое настоящее острое воспаление мочевого пузыря: жжение, мочеиспускание каждые 10-15 минут, крики от боли; я дал ей Cantharis, и через 5 минут все прошло! Таким образом, она страдала в течение трех суток, потому что у меня были свои принципы, что ухудшение это хорошо, это необходимо, это опыт, который учит, это карма, или какое-нибудь еще объяснение или оправдание, а на самом деле это просто отсутствие сострадания!

Или еще говорят: "У меня нет времени на лечение острых случаев". Так ведь не излеченные вовремя экстренные и острые случаи и создают хроников! Острые случаи это первая линия обороны. Поэтому, я думаю, гомеопатии нужно в большей мере переориентироваться на лечение эпидемических заболеваний, на лечение болезней и т.д., и также на психологических проблемах. Гомеопатия не должна сводиться только к продолжительным, час-другой, консультациям, продолжительным по времени случаям и реперторизации, она должна быть более разнообразной.

Я постоянно твержу, что если психологическая проблема сопровождается жалобой, то эта проблема очень важна и должна обнаруживаться в образе искомого лекарства! Если же эта психологическая проблема представляет собой константу пациента и возникла до появления жалобы, тогда она не имеет никакого отношения к данному симптому, вы не можете опираться на нее, подбирая лекарство в остром случае, и не можете в этом случае считать ее "психическим спутником"!

Слои и закон Геринга

Действительно, сначала надо разобраться с текущей жалобой, и только потом заниматься психологической проблемой. И Ганеман, и Геринг... каждый из них говорил о слоях! По ходу жизни в нас формируются определенные лекарственные слои. И суть здесь, вероятно в том, что если ребенок Calc-carb пережил сильное горе в десятилетнем возрасте и обзавелся слоем Nat-mur, а еще позже повредил себе спину, то теперь ему, вероятно, необходим Rhus tox!

Таким образом, согласно закону Геринга мы должны дать ему сперва Rhus tox ("Излечение происходит в обратном порядке"), потом Nat-mur, и только в самом конце вы лечите конституцию. То есть сначала вы устраняете все то, что накопилось в течение жизни, а после этого вам ничто не мешает заняться конституцией. В наши дни слово "конституция" понимают как "лечить всего человека".

Такое понимание сбивает с толку! Ну, посудите сами: предположим, некто попал в автомобильную катастрофу, у него травма головы, а он заявляет прибывшим парамедикам: "Со мной все в порядке! Нет, правда, я прекрасно себя чувствую, езжайте себе!". Если в этом случае мы лечим "всего человека", то это человек Arnica! Мы располагаем психическими симптомами, физическими симптомами, нарушениями в результате тупой травмы — все в этом случае указывает на Arnica; и как сюда втиснуть понятие "конституции"? Это явно "человек Arnica". Нет никакой нужды копать глубже! Дать Arnica и один из слоев исчезнет. После чего появится другой набор симптомов, и вам придется рассмотреть данный случай повторно.

Фактически, конституция это ваше генетически заданное состояние, ваше здоровое состояние, то, с чем вы родились. Это не болезнь. Неправильно говорить о лечении конституции!

Да, понятно!

Гигиена — травы, диета, укрепляющие средства, образ жизни, физические упражнения... это и есть настоящее конституциональное лечение. Это действительно конституциональная терапия, потому что она прорабатывает и переделывает конституцию — очищает ее, наращивает, укрепляет; всё, кроме лечения патологий. Лечите же то, что наложилось на конституцию, зачем смешивать между собой разные вещи, а потом искать для них лекарство?

Именно так, по мнению многих, особенно новичков, и следует поступать; то есть, провести реперторизацию всего, что в конечном итоге дает вам обычно список из тридцати симптомов, среди которых нет ни одного явного призера, десятикратно утверждающего свое право на первенство! У них не возникает и мысли типа "Мне нужно лекарство только от последнего по времени недомогания; в моем случае это от боли в спине. Лучше от тепла? Хуже от тепла? Лучше в состоянии покоя? Лучше от движения? Какие ощущения? Сопутствующий симптом? Известна ли причина болезни? Так... хуже после сна, хуже ночью, лучше от тепла, лучше при продолжении движения, болит после подъема тяжестей... похоже на Rhus tox!". Когда вы просто лечите определенный слой, который обычно является следствием какой-либо травмы (физической или психологической), то перед вами часто возникает ясный образ лекарства, а не то смутное видение, которое вы получаете, когда пытаетесь провести реперторизацию каждого симптома, начиная с детства.

Этиология важнее симптоматологии

Этиология! Вы всегда подчеркиваете ее значение!

А также то, насколько проблематичны, с моей точки зрения, многие из современных методов обучения гомеопатии! Если, например, ко мне приходят с травмой головы, то это не симптом. Это травматическое событие, ВЫЗВАВШЕЕ симптомы в данном случае. И если я, проводя реперторизацию, впишу в историю болезни "травма головы" в качестве симптома, то полностью погублю данный случай. Симптомы должны находиться в определенном контексте. Если ко мне приходит больной, у которого когда-то была травма головы, и с тех пор он страдает от депрессии, или у него появилась эпилепсия, то такая этиология перевешивает по своему значению симптоматологию, важнее ее! Тут мы располагаем ясной причинно-следственной связью: произошло определенное событие, после которого у них началась эпилепсия. Так что одно дело провести реперторизацию всех симптомов эпилепсии; но я еще в начале усвоил, что если дать Arnica или Nat-sulph по поводу травматического события, то все эти симптомы исчезнут, и не нужно будет ни проводить их реперторизацию, ни вникать в подробности! Так я обнаружил, что если лечить этиологию, то гомеопатия становится гораздо легче!

 Предположим теперь, что у вас появляется больной с горем, не был здоров с момента, как испытал горе. Здесь коренная проблема, которую необходимо лечить, это горе! У горя как состояния имеются различные симптомы — депрессия, плач, отсутствие плача, ухудшение от утешений и тому подобное; именно это имел в виду Ганеман, говоря о "понимании того, что следует лечить". Мы должны понять, что этот человек страдает из-за пережитого горя, и вот теперь у него рассеянный склероз. Мы ищем, какие лекарства, назначаемые при испытываемом горе, имеют рассеянный склероз. Я просматриваю соответствующую литературу в поисках пяти-десяти наиболее отличившихся лекарств, которыми излечивалось такое состояние. Я не начинаю с нуля, оставляя себе единственный шанс из 3000 отыскать подходящее лекарство! Забудем об одном шансе из 3000; мы имеем дело с горем! Обращаемся к соответствующей рубрике и — о, в ней находим 40-50 лекарств! Так, поняв, что именно следует нам лечить, мы сузили область поиска с 3000 до 50 лекарств.

Оригинал интервью: http://hpathy.com/homeopathic-interviews/robin-murphy-2/ 
Перевод Юрия Мешанина, "Гомеопатическая книга"



http://www.homeobooks.ru/books.php?id=398

Здоровье и болезнь с точки зрения гомеопатии
Жизненная сила, миазмы
Способы сбора анамнеза, поиск этиологии
Выбор лекарств и потенции, реперторизация
Стандартные реакции на лечение
Работа с пациентом на разных этапах лечения
Хронические случаи
Лечение больных СПИДом, с лекарственной и наркотической зависимостью

 

Tags: полезная информация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments